Отчёты о путешествиях   >
   Горный Алтай, 2005 - Мультинские озёра, озеро Крепкое, озеро Куйгук

Автор отчёта: elena_vedma81.livejournal.com

Приплызд: из Барнаула выехали на красивой большой машине, иронично прозванной нами «Мерседесом», в количестве девяти человек и одного водителя. Девятью человеками были:

Саша Терехов
Надя Терехова
Лёша Ветров
Лена Гилёва
Костя Хорошилов
Художница Люба Норгелене
Сын Любы – Даня
Проводник Саша Николаев (Николаша)
Я (Лена Ведьма)

Ехали часов 12 или больше, так как в различных населённых пунктах стояли кордоны и хотели денег. А мы им денег давать не хотели, поэтому процесс проезда был долгим и нудным. В итоге приехали в маральник, протопали оттуда километра три и встали на ночёвку в лес на берегу реки Мульта. Хочу сказать, что эти три километра были для меня самыми страшными, пока Костя не объяснил, что у меня рюкзак неправильно пристёгнут. Жить стало веселее.

Быстро стемнело, мы шустро поужинали и начали было расползаться по палаткам, когда на стоянку припёрлась группа всадников. А как раз полчаса назад происходил разговор про то, что у алтайцев в организме чего-то там нет, и поэтому алкоголь не усваивается, то есть сносит башню, они сразу хватают топоры и всех убивают. Короче говоря, русские алтайцев типа споили и их надо бояться. Ну мы и забоялись, а Люба резко спрятала топоры под палатку. На конях действительно оказались местные, действительно с водкой, только не алтайцы, а русские, ничего страшного они не делали, посидели у костра, попили и поехали своей дорогой.

День 2.

Нудный какой-то дождь, прёмся с тяжелющими рюкзаками через перевал, задолбались жутко. Решили сделать остановку на перекус, а тут как раз выезжают те самые трое, накануне к нам в лагерь заявлявшиеся. Ну, их-то трое, а лошадей пять (оказывается, два коня от их пьянства сбежали, вот они их и ездили ночью искать, т.е. уже нашли). Пофоткались с коняшками, оленеводы (это их так АТ прозвал – они маралов пасут, а маралы - это олени) угостили Николашу хорошей
дозой водки, прониклись к нам симпатией и предложили девушек подвезти. А мы ведь сильные и смелые! Люба лошадей боится, поэтому желающих девушек нашлось трое – мы с Ленкой Гилёвой и Надюха. Мне повезло больше всех – размер рюкзака не позволял горячему алтайскому юноше поместится со мной вместе в седле. Дали мне коня, посадили, привязали рюкзак гнилой верёвкой, и всё, типа, ехай куда хотишь, и это ничего, что я в первый раз вообще и всего бояться должна. А конь очень хороший, он только идти хочет всегда впереди всех остальных и не туда, а так послушный и добрый. И алтайцы тоже добрые очень – у них две бутылки водки, и пить её надо, а то они обижаются и нервничают. Вот и ехала я так – то в брод, то в грязь, то в гору, то по камням, и не понятно, то ли коня держать, то ли рюкзак, который под конём висит и вот - вот в грязь свалится, а ещё постоянно ёлки по морде хлещутся и алтайцы водки наливают.

Знаете, это настолько здорово – не то, что наши подмосковные клячи за 500р в час, которые на автомате круг по парку делают и на базу возвращаются. Остановились над Звериным озером, которое по второй версии называется Мёртвым. Очень высокие крутые обрывы со всех сторон и глубоко внизу – круглое озеро, а ты сидишь на коне, рядом – кам-дерево, увешанное разноцветными лоскутками… дух захватывает. В общем, долго ехали разными зигзюгами, останавливались в красивых местах на перепой (курили на ходу), приехали в условленное место почти одновременно с мужской половиной группы.

Тут наши товарищи допились окончательно и начали бить друг другу лица и прочие части тела, вследствие чего мы решили им не мешать и спешно ретировались. Далее произошли некоторые накладки с егерями, которые тоже хотели денег; с ними как-то договорились, заплатили за одну ночь стоянки на нижне-мультинском озере, но в итоге стояли там ещё два дня. За 500 метров до стоянки я умудрилась на ровном месте (если, конечно, можно считать хоть какое-то место в алтайских лесах ровным) хитро упасть и растянуть лодыжку.

День 3.

Нога распухла и хождению не подлежит. Жара неимоверная, ветер. Народ, весь замученный, лениво шарится по окрестностям лагеря и усиленно ест самые тяжёлые продукты, особенно сгущёнку.

День 4.

Нога распухла и болит, но уже от мази, которой её намазали, по лагерю передвигаюсь самостоятельно. Остальные пошли на верхне-мультинские озёра. Зря, кстати, пошли, потому что их всё равно не пустили егеря, там уже территория заповедника и надо было пробивать пропуск. Который тоже не бесплатный. Обратно возвращаются только Люба с Николашей – молодёжь решила лезть на соседнюю гору. Гора, нужно заметить, не хреновая такая – полулысая, каменистая, крутая и очень высокая. То есть, на неё надо не идти, а именно лезть. Соответственно, потом с неё надо слезать. В темноте. Потому что на горе обязательно нужно сфотографировать закат, а когда закат кончается, становится темно. Так вот, после горы придётся преодолеть ещё Шумы – место такое, где два озера соединяются – огромные камни, под ними вода. По камням надо прыгать, а закат кончился. Все пришли живые.

День 5.

Хрен с ней, с ногой, снимаемся, идём сначала обратно, потом бродим через Проездную Мульту. Весёлый такой брод – вода по колено, но сшибает на смерть. Шли по парам, впечатления незабываемые; после поднимаемся уже вдоль Крепкой Мульты, встаём лагерем на маленьком пятаке над рекой, очень ветрено, все резко осознали, что жутко обгорели. Ходили с намазанными белой мазью от ожогов рожами, пугали друг друга.

День 6.

Самый бестолковый – всё время шарились по палаткам, ели всё подряд, спали. Потому что дождь.

День 7.

Радиальный выход на озёра Крепкой Мульты. Почти всю дорогу надо прыгать по куруму. Курум – каменная осыпь, один камень от 20см до 2м, причём в основном именно по два метра, совершенно разнообразных форм, иногда ещё и шатается. Ты на него прыгаешь, а он как шатнётся… Свалишься – шею сломаешь. Поэтому старались не свалиться. Временами шёл дождь, и камни становились скользкими. Дождь (и град) старались пережидать, из-за чего шли долго, но это того стоило. Описанием природы заниматься не буду, тем более, что это надо видеть. Вот Терехов фоты выложит – посмотрите. Обратно Николаша гнал такими темпами (надо было успеть до темноты в лагерь), что я думала, сдохну, но почему-то выжила.

День 8.

Вернулись к Нижнемультинскому озеру и пошли по реке Куйгук вверх. Шли долго и нудно, сильно задолбались. Вследствие задолбанности поставила палатку на самое косое, кривое и корнястое место, два дня маялась из-за этого, но палатку передвинуть было лень. Хотя уже потом, в поезде народ доказывал, что самое горбылястое место было у них.

День 9.

Нога снова опухла, идёт дождь. Остальные на недолго сходили, посмотрели на водопад и Куйгукское озеро, вечером допили остатки алкоголя, попели всяких совково-романтичных песен.

День 10.

Отплызд. Возвращаемся в маральник (так ни одного марала и не встретили). Сходили в баню, спали на чердаке-сеновале, в залежах банных веников, ужинали собранными по дороге грибами, так как всё остальное уже сожрали. Рано утром уехали на своём «Мерседесе».

Пока лазили, Саша-Николаша развлекал нереальными байками, которые не поймёшь, что правда, а что уж точно правда, рассказывал про все растения – чего от чего помогает и чего сколько надо съесть, чтоб помереть совсем, и сколько, чтоб только протошниться, кормил всей этой радостью (преимущественно всё-таки полезной). Пили чай из бадана, ели жимолость, заваривали чабрец, золотой корень, смородину, красный корень, жрали лук двух сортов, нашли чью-то картошку на второй стоянке.

Из животных нас активно пугали медведями и клещами, от медведей видели несколько раз какашки и следы, от
клещей – ничего. Следы ещё маральи были. Немереное количество всяких птиц, типа ястребов, коршунов, корольков и прочих. Бурундуков ещё много, пищух. По моей палатке на последней стоянке, вообще, мыши толпами ходили.

Вот таким образом под указания Николаши «Орюкзачились? Покорячились!» мы и лазили по горам. Под конец похода сделали вывод, что конец похода лучше, чем начало, потому что идёшь вниз и с лёгким рюкзаком.

p.s.  Смешно стало, когда посредством смсов выяснилось, что аккурат, когда мы выехали, в Барнауле нарисовались Эстрины и Антон Зинченко.  Вот там весело сейчас, наверное!



Jot cannot load because the snippet code version (1.1.4) isn't the same as the snippet included files version (1.1.5). Possible cause is that you updated the jot files in the modx directory but didn't update the snippet code from the manager. The content for the updated snippet code can be found in jot.snippet.txt

(последний раз редактировалось: 10 июня 2014 в 23:56 )