Отчёты о путешествиях   >
   Горный Алтай, 2010. Ак-Тру, высокогорное плато Укок, долина реки Чулышман.   >
   По-АКТРУКОКАТУЯРЫКатушки, часть 1

h4>Часть I, лирическая

Не гаснут в предрассветной тишине
огни моих побед и поражений.
Их не так много, и не надо возражений –
летал в те дни я с облаками наравне,
Над пряным тленом бытовой рутины
Паря непринужденно и легко...

Едва ли ели или пили, да и дали ли, не зря ж заря размазала розовым по бледной спирохете дали. Вишнёвый Боинг сменил серебряный, оказия оказалась в рюкзаках, зачехлялись в кофрах фотики с предвкусицей экзотики, сотики глючили и отключались в надежде однажды глюкануть и включиться там, где-то там, там-то дам…

…А что до дам, так дамы были. ДА, да и мы были. А был ли мальчик? Был ли Ли? Оставим, однако, вездесущих китайцев на откуп монгольским хуралам, заведём заведомо не примечательный никому комус(з) в глубинке под- и предсознаний и припустимся в ширинку путин и шествий.

Дорога дорога! Аил сменит …аул, каюр-погонщик 747-го отнюдь не в Каир погонит свою Газель Подгорную объезжая и взнуздывая свистки и погоны. И, сквозь Сростки и Бийски, минуя Маймы, МайнКампфы и всякие Баранголы вонзит хищный оскал решётки радиатора (а ради чего же ещё), в синь Семинского, взорвет чеку Чики-Таманского и стрельнёт разок, а то и другой в молочай туманности Курайской степи. Чу и Я, Чуя и Мы, чуя ямы нутром Дениска «перехрюкает» очередной раз с телефоном, успев попутно наречь прилично сносную грунтовку «козлячей дорогой», Солоновку – Солонешным, виртуально потерять и найти вокзал в обозначенных населённых не только туристами пунктах, а так же не единожды высадить и обратно засадить в пресловутую «вишенку» сБоинга по самые помидоры наш стремительно крепчающий коллектив. Молчаливый и вездесущий триангуляр проводит недобрым безмолвием. Мол, молились ли вы на ночь, мочились ли вы после?

«...И Свет Вершин был свят и светел!
И каждый камень свой пометил...»

Пусть же бросит в меня этим камнем любой, кто его поднимет, на худой конец...

Однако ж, небесная канцелярия не зря суетилась с демонстриптизом - горечь тому, кто не видел гордые отголоски голых сосков гольцов и безумие белков, белей и белочек.

Нехотя, как бы мимоходом, маскируясь под серые будни, выпорхнула «буханка» апреля месяца две тысячи десятого года выпечки. «Кажись наша! Перемахнет, али нет? Кажись перемахнет!» - долго ещё разносил заблудший муссон околесицу по всхолмиям и редколесью.

...Прыгнул Алёшка на Конька-Горбунка и...
Пока, пока, покачивая бедрами в такт евоному всепроходимцу с частотой от 20 до 150 Герц, срываясь, порою, на ультразвук поскакали и наши мысли, завлекаемые дряблыми, ещё несолоно хлебавшими тельцами.
«Перевалка» - какой-то недоПеревал, недоПерепил, деоПерепел, недоДятел – проба трипПера (да простят мне мой латыньский )!

Идём, идём, идём, идём
и, вот уже, без идиом,
без идиотов и уродов,
Владенья дятлов и удодов.
Мозоль на языке натру
Скорее, чем на пятке,
Когда дойду я до Ак-Тру
И размещусь в палатке.

А что, все там будем!
Дошли все, некоторые ушлые даже ушли в ущелье - ушельцы, да и только! Как и положено всякому, уважаемому и уважающему – сделав по паре-тройке добрых дел, как-то:
- разгон облаков,
- подгон дров,
- нанос вод,
- вынос и внос круп и сал,
- вы нас за нос – мы вас по уху,
- выхухоль похухолей и захухолей,
- развар и навар кулешей с раздачей, подачей и выдачей,
-развод и встряс с последующим розливом настоек,
-разброд и послетрапезное шатание с целью утряски, утруски и усушки,
-а также много других менее приметных, но тем не менее значимых делишек;
наш окрепший коллектив посвятил остаток суток планам на предстоящий день. Остаток же веселящих браг посвятили алтайским духам и ими же упоили костёр. Бориславыч поведал приметы хорошей погоды и мы, приматы приматами, разбрелись по своим Пещеркам и Стойбищам.

…Иней к ней не равнодушен!
Иногда иного много,
А порой пороши мало...
(навеяно обильным обледенением палатки… )

М-да-а-а-а-у-уж! Берут в тиски сомнения, и всё же - неужели в самом деле единственный сортир типа .ОПА возвышается над альплагерем этаким троном. Ради такого вида - Да! Но в такую даль, да апосля грибочков, не ровен час – понесут, эге-гей, лоперамидные параллелепипеды! Хвала сфинктерам Ани, Тани и Тьмутаракани!

«Голубое Озеро» - неиссякаемый источник холодной воды, так что если кому попить и помыться – заточи свои копытца. Итить твою, до него да с непривычки, да по над пропастью, по самому по краю… Козлёночком станешь, если пить здесь перестанешь . Смородиновка разошлась по пищеводам, потопталась по желудкам, пнула в правую долю печени правой и в левую долю левой...
Традиции нарушать не к лицу подлецу, так что купание красных коня, креста и полумесяца состоялось под восторженное ликование наших Солнышек и молчаливые завистливые взгляды не наших… Первым Чапаем среди конармейцев стала Жанна, затем морскую тему продолжила Марина, а там уже и мне пристало протестировать на деле м. леватор тестис. Их действительно не было в привычной мошонке! Дискуссия на тему - кто отстал, кто виноват и что делать была перечеркнута росчерком лозунга времен холодной войны «Рич, как ядерное возмездие, неотвратим!»

 

 

Автор: Максим Костыркин.

Часть II, героическая >>





Jot cannot load because the snippet code version (1.1.4) isn't the same as the snippet included files version (1.1.5). Possible cause is that you updated the jot files in the modx directory but didn't update the snippet code from the manager. The content for the updated snippet code can be found in jot.snippet.txt

(последний раз редактировалось: 3 декабря 2012 в 15:28 )