Отчёты о путешествиях   >
   Горный Алтай, 2010. Ак-Тру, высокогорное плато Укок, долина реки Чулышман.   >
   Актру, Укок и другие радости такого короткого путешествия

Автор: Марина Сеньчукова.

-Что-то мне слово «Укок» больно сильно напоминает слово «Каюк»
(жена Ричарда)

Нас невозможно сбить с пути, нам по х….. куда идти
(Макс, а может Ричард или еще кто-нибудь)

Сборы

Заглянув в «Походник» с целью подыскать новый маршрут и увидев там поход на плато Укок, ни секунды не раздумывая, записалась в группу. Давно хотела увидеть это место, про которое читала много интересного (зачастую мистического и малоправдоподобного). Так как поход планировался автомобильный, решила пригласить ребят с работы, особенно после того, как от Константина узнала, что инициатором и идейным вдохновителем этого мероприятия является врач-травматолог, с которым также планируют пойти несколько коллег. Желающих оказалось двое, но в итоге Маша (наш штатный психолог) пойти не смогла. Родители ее оказались в таком ужасе от всей этой затеи, что категорически отказались финансировать сие мероприятия. Может, это было и к лучшему, так как еще неизвестно выдержала бы тонкая и ранимая душа нашего милого доктора, видя процессы «ферментации» происходящие в окружающей среде. Предварительно я познакомилась с Ричардом по Инету и докучала ему всякими вопросами, в том числе и не относящимися к данному походу. В ответ Ричард еле успевал сбрасывать ссылки на фотографии тех мест, откуда он только что вернулся. Фотографии восхищали, некоторые были просто изумительные по изящности и тонкости выражения. Особенно удивил весенний Байкал.

В это же время на форуме обсуждались некоторые организационные вопросы. Учитывая, что раньше «Походник» в раскладку не закладывал свежие овощи, предложила всем прихватить с собой по паре морковок и луковиц. На что Ричард ответил, что овощи брать планируют централизованно, хотя каждый со своей морковкой – это тоже прикольно! В итоге, несмотря на замечание Ричарда, некоторые члены группы с собой морковку (и лук тоже) прихватили. Причем, что интересно, это были только девушки, и только трое. Лена с Айшой морковку с собой не взяли :)).

Радовала и переписка Ричарда с «четвертым» по поводу спиртного. Вся остальная группа молча наблюдала за этим процессом, несмотря на все увещевания Ричарда о необходимости точного и вдумчивого подхода к сей проблеме. Как выяснилось потом, народ в целом был вполне адекватным, но спирта все равно не хватило).

Путь до начала пути.

12 августа мы с Мишей отправились в путь. Два поезда, плюс автобус до Барнаула – занятие довольно нудное. Радовало, что сев в поезд я вспомнила, что не взяла с собой ни одного Барнаульского телефона и адреса. В общем, все как всегда. Слава богу, что Галка, порывшись в Интернете, скинула мне смс-ку с телефонами Кости и Сергея. Поездка на «деревню к дедушке» временно отменялась. Миша тоже вносил свою долю оптимизма на пути к неизведанному. Кроме риторических вопросов: Куда я еду? И зачем?, звучало и более философское – А вернемся ли мы вообще?

Новосибирск встретил нас пронизывающим ветром и дождем. В Барнауле тоже моросил небольшой дождик, но было значительно теплее. Барнаул удивил. До сего дня я имела о нем представление, как о небольшом, довольно сером городке. Это было связано с тем, что домики, которые раньше снимал «Походник», находились довольно близко от вокзала и в черте частных построек. Теперь же до места предполагаемого ночлега пришлось добираться через весь город, и для меня было неожиданно увидеть, что Барнаул - это большой, современный и довольно симпатичный город.

Добрались. Гостевой домик пугал своим сервисом и ценами. Наверное, по отдельности все было бы и ничего, но при таком сервисе – такие цены??? Или наоборот. Однако, деваться было некуда. Уже в самом домике, несколько вернувшихся из похода ребят рассказали о всех прелестях нынешнего лета: нескончаемых дождях и заваленных снегом палатках, о наполовину сорванных маршрутах и т.д. И это после бесконечной сорокоградусной жары и пожаров почти по всей России. Из наших попутчиков в домике только Илья. Причем в домике он только виртульно. То есть, он вроде бы и там, а в тоже время его там нет. Его оранжевая палатка распустилась на полянке поблизости. Весь этот мудрый «ушистский, или ушустский» финт мне стал ясен только по приезду обратно. Это когда я увидела лицо Сергея, который пришел брать с него деньги за ночлег :).

Поздно вечером приехал Сергей. Привез продукты. Пересыпаем, сортируем, перекладываем и т.д. Ложимся спать, но досужие комары не позволяют в полной мере насладиться этим занятием. И это не смотря на фумитокс, который я подключила к розетке прямо у своего уха. Плевать они на него хотели :)!

Утром появляются Ричард, Степан, Сергей и Жанна. Народ начинает суетиться, чего-то грузить на подъехавшую газель с прицепом, натягивать на рюкзаки черные мешки. Сразу замечу, что практически вся группа делала это первый и единственный раз, кроме одного человека. Миша каждый раз упаковал свой рюкзак в этот презерватив (от слова предохранять) и как итог – он приехал домой с таким же сияющим до неприличия чистотой рюкзаком, как и уехал. В общем, его рюкзак ничего не видел :).

День первый (15 августа). Дорога.

Отправляемся после 9 часов. В планах посетить ближайший супермаркет (кому что, а мне колышки для палатки), подобрать в городе Макса, Костю и Дашу, отыскать в горах Лену, Айшу и Алексея. Все удается. По дороге постоянно останавливаемся по разным причинам: поесть, попить, пописать, покурить и т.д., чем вызываем недовольство нашего водителя Дениса. Он планировал сегодня же и вернуться. Ха, размечтался. Не на тех напал.

Семинский пролетаем не останавливаясь. На перевале Чике Таман ненадолго встаем, фотографируемся. Там же три вражеские иномарки с экзотичной публикой за бортом. Чего-то они тут потеряли.

С Мишей всю дорогу делим одно кресло (в буквальном смысле). Злюсь. Могла бы, конечно, пересесть и потерпеть. Меня хоть и укачивает, но уже не так, как в детстве. Но дело принципа.

Перекусывали в местных забегаловках. По сравнению с прошлым годом и хуже, и дороже. Кризис, однако. Впрочем, на обратном пути обедали в других кафешках, которые оказались и дешевле, и еда в них была поприличнее (на мой вкус).

Макс распечатывает первые партии стратегического груза. Народ пока не освоился. Скромничает. Но это только начало. Ближе к девяти вечера доезжаем до Чибита. Впереди нас ждет Курайская степь, поэтому самые трезвые (на голову) решили переночевать в деревне. Только утром мы поняли - насколько это решение было мудрым. Тогда мы еще не ведали про «козлячие дорожки» :).

Палатки ставили в огороде у знакомых Константина. Было очень сыро после дождя, но согретый чай внушил надежду на прекрасное будущее. Спать легли рано. Подъем намечался часов на 5 – 6 утра.

День второй (16 августа). Курайские степи и урочище Актру.

Встали рано, подгоняемые угрозами Дениса. Не помню, что уж он нам наобещал, но довольно быстро пакуемся, грузимся и едем. Асфальт заканчивается очень быстро. Дороги тоже. Остались одни направления. Переваливая с кочки на кочку, медленно движемся, как нам кажется, к цели. Довольно однообразный и пустынный пейзаж курайской степи скрашен захоронениями древних кочевников и их ирригационными каналами. Возможно, что здесь когда-то кипела бурная жизнь, цвели сады и росли помидоры. Где-то сбоку виднеется одиночная странгуляционная вышка (хотя что-то меня в этом названии настораживает). Для нас – это маяк, ориентир. Впрочем, ориентир оказался хреновым. Через несколько километров, подъехав к очередной луже, Денис останавливается и говорит, что дальше ехать не собирается. Несколько минут оживленных переговоров по телефону, в итоге мы делаем разворот и выбираем новое направление. Все слегка облегченно вздыхают. Тащить на себе весь груз, да еще в неопределенном направлении и на неопределенное расстояние не вызывает оптимизма ни у кого.

Некоторую разрядку в происходящее вносят переговоры Дениса с другим водителем, встречающим группу туристов в некой деревне, пусть будет в Солоновке:

- Группа ждет тебя в Солоновке в 8 утра, на автовокзале.
- Как там нет автовокзала? Да я сам на прошлой неделе оттуда людей забирал. Ты точно в Солоновке?
- Ищи, на х..., должен быть автовокзал.
- Куда они могут уехать, у них машина б... уже оплачена, Они сегодня поездом из Новосибирска уезжают.
- Да че я тебе тут сделаю. Я тут по этим козлячим дорожкам уе..., сам разбирайся, ищи автовокзал.
- Ты точно в Солоновке, а не в Солонниках???
- Ну ты и мудила... х... б... и т.д.

Если учесть, что связь была просто отвратительной, и периодически в трубке у Дениса раздавалась хрюканье, кваканье и чваканье, слышимое на весь салон, то не удивительно к окончанию этого диалога мы уже просто валялись в салоне от смеха. Да, интересно, успели ребята на свой поезд или нет?

В конце концов, перед нашей газелью оказалась такая лужа, что стало ясно, что ни за какие шиши Денис в нее не полезет. Народ все понял, дружно и очень быстро выгрузился и стал утепляться. Сильный ветер, туман и холод встречали 13 проходимцев, готовых на подвиги.

Как только клочки тумана (хотя, возможно, это были облака) слегка рассеивались и приоткрывались краешки гор, то тот час начиналась фотосессия. Мы искренне восхищались и радовались тем крохам, которые слегка приоткрывал нам своенравный дух гор. Наше истинное восхищение не могло не раздобрить сердце великого Хана. Надо отдать должное, что практически уже с этого момента погода стала нашей радостью и гордостью, как будто мы были тоже причастны к ее созданию. Хотя...

Ждем инструктора и наше следующее средство передвижения (это мы так тогда думали). Мимо нас проезжает Газ 53, играючи форсируя уже упомянутую лужу. Наконец появляется и наш транспорт. На лицах многих появляются сомнения в способности этого изящного механизма преодолеть столь серьезное препятствие. Однако, наша «буханка», смело идя по центру лужи и ныряя в воду по самые уши, легко оказывается на нашей стороне. Из машины выпрыгивают два товарища, один из которых весьма скептически оглядывает всю нашу гоп компанию. Мы узнаем, что он и есть наш инструктор и зовут его Евгений, как чуть позже выяснилось, Бориславович. Водителя зовут Алексеем. Вот мы и познакомились.

Далее, как и полагается, последовали инструкции. Че грузим, кого и сколько. Хотели пополам, но не получилось. Груз сумел весь запихнуться в такую вот маленькую машину. Я, Айша, Лена, Жанна и Алексей помещаемся в нее же и едем до моста, где высаживаемся и начинаем готовить чай и перекус для остальной группы. После сбора и перекуса по сути дела и начинается наш поход. Ричард уезжает с Алексеем разгружаться в лагерь, а мы, не спеша, получая огромное удовольствие, движемся пешком в том же направлении. По дороге я и Сергей успеваем собирать грибы. Вечером их хватило немного пожарить. Полно красной смородины, она еще до конца не поспела, но уже вполне съедобная. Периодически встречается буксующий или уже капитально застрявший разнолегкокалиберный транспорт. Дорога настолько раздолбана, что понимаешь, почему Женя предложил всем прогуляться пешком.

Придя в лагерь выясняем, что в нем все обустроено по высшему разряду. Есть кухня с газовой плитой, столы и даже кресла. В тот момент мы даже и не предполагали, что все это богатство будет сопровождать нас всю оставшуюся дорогу.

Жанна собирается готовить свой фирменный хохлятский суп (забыла как он называется), а я напрашиваюсь идти вместе с Ричардом смотреть водопад. Уже начав подниматься в гору, я вдруг осознаю, что пошла одна с тремя мужиками, которых практически не знаю. Да, в городе бы я на такое точно не решилась. Впрочем, скоро я об этом перестаю думать, так как перед нами постепенно начинают открываться вершины заснеженных гор и ледники, дающие начало реке Актру. Водопад, конечно, не сравнить с теми, что я видела раньше (например, тот, который можно увидеть при переходе с Кучерлинского озера на Дарашколь), но для первого дня очень даже ничего. Ричард выступает иллюзионистом в шоу под названием Властелин погоды. Несмотря на наши призывы начать спускаться вниз он начинает нас уверять, что сейчас появиться солнце и снимать дальше будет значительно интереснее. Мы сомневаемся, но не проходит и 5 минут, как солнце расталкивает все тучи и лично для Ричарда начинает поливать солнцем вершины белоснежных гор. Все счастливы. Солнце меняет цвет не только гор, скал, зелени, воды и неба, но и нашего настроения. Как выяснилось позднее на Укоке, менять погоду по своему желанию, для Ричарда вообще плевое дело.

Счастливые возвращаемся в лагерь. По дороге останавливаемся у обелиска и памятника, фотографируем столбы с указателями городов, почтительно обходим альпиниста, который не слушался инструктора. В лагере нас ждет замечательный суп и Евгений Бориславович, который в который раз объявляет о том, что в случае дождя никуда не идем. В душе начинают закрадываться сомнения, а может наш инструктор вообще не очень то и хочет нас куда-нибудь вести. Да, да, Евгений Бориславович, именно такие мысли и возникали, причем, заметьте, не у меня одной.

Вечером сидим у костра, но не долго, так как погода все еще никак не заладится. Знакомимся с местными бурундуками, которые чувствуют себя здесь полными хозяевами и устраивают не только пиршества, но и мелкие криминальные разборки между собой. Публика начинает постепенно сближаться, что проявляется более частым пригублением целебных настоев Макса. Ко сну отходим с ожиданием перемен к лучшему (в смысле погоды).

День третий (17 августа). Голубое озеро.

День, как и многие последующие, начинается с приятных, прямо таки ласкающих слух слов Макса, о том, что мир прекрасен и замечателен и что он очень рад приветствовать и этот мир и всех кто его окружает. Оптимизм, заразительная вещь и народ под душевные песни его телефона начинает выползать из палаток. В это утро звучит мусульманская музыка и Макс, возведя руки к небу, взывает к всемогущему Аллаху послать нам хорошую погоду. Сработало. Не зря же он же лучший друг Ричарда, чему тут удивляться. Часов в десять появляется достопочтимый Евгений Бориславович, и подгоняемые ставшей позже привычной фразой: «Еще 5 минут и никуда не идем», мы отправляемся на Голубое озеро. Вместе с нами идет еще одна небольшая группа, самой колоритной фигурой которой является 76 летний мужчина (хотела написать дед, но передумала). Зовут его Михал Михалыч. Самое интересное, но на Алтае, вот таких неуемных, шастающих по горам людей весьма преклонного возраста можно встретить очень много. Группами или по одиночке, они идут своими собственными тропами и даже в толпе, они всегда сами по себе. Сама не поняла что написала :). Ну да ладно. Дорога показалась совсем не сложной и очень красивой. По дороге Женя рассказывает про горы и ледники и людей, которые оставили здесь свой след. Миша старательно пытается запомнить названия вершин и ледников. Я же просто даже не парюсь по этому поводу. Все равно все названия у меня в голове проходят исключительно транзитом.

Большая часть пути состояла в прыгании, карабканье, каря... (в общем, у кого как получалось) по куруму. Обожаю это занятие. Поэтому, даже когда все топали по краю ледника, все равно продолжала скакать по камням, для вида испросив на это разрешения у Жени. Совсем недолго и вот мы уже на берегу небольшого, но очень красивого озера. Макс сразу раздевается и ополаскивает себя ледяной водой. Мне завидно, но одна я не решаюсь.

Готовим перекус. Сало, халва, сыр и колбаса. Особым спросом пользуется пакет сухофруктов и орехов, предназначенный для вегетарианцев. Видя его, у многих из нас просыпались травоядные инстинкты. Наверно в связи с этим данный пакетик, мелькавший в первые дни за общим столом, затем исчез. Правда, в конце похода его остатки все же засветились в руках у Ильи. Надеюсь, что и для остальных членов нашей Вегет-компании этот мешочек был доступен.

Ждем Ричарда и Жанну. Первая появляется Жанна и с криком: «Купаться, купаться» - несется к озеру. Мои сомнения исчезают, и я несусь за ней. На мой вопрос: «А в чем мы будем купаться?» - она, поражаясь моей тупости, отвечает: «Как в чем, ни в чем, конечно». Секунду посомневавшись в этом решении, я все же его поддерживаю. Со словами: «Ой, мальчики, отвернитесь, и чур дефектов фигуры не снимать» - она бросается в ледяное озеро. Я, так не могу. Я просто туда плюхаюсь. Но адреналина и эмоций все равно через край. В тело впиваются миллиарды острых иголочек. Ощущение жара и холода одновременно. Абсолютно счастливые идем перекусывать. Наш пример настолько заразителен, что первым не выдерживает Макс, а затем и еще несколько человек из других групп ныряют в воду. Лена, Айша и Леша в это время уходят на другую сторону озера. С их стороны доносится негромкая музыка, кажется это комус и флейта.

На обратном пути я нападаю на заросли грибов. Прошу у ребят пакет, на что Макс дарит мне одну(!) хирургическую бахилу. Жадина. Одной бахилы оказалось мало. Пришлось доверху забивать грибами капюшон от куртки. Вечером у нас снова были грибы. Правда на следующий день у некоторых членов нашей группы болели животы, и злые языки приписывали это съеденным грибам. Однако, все это пустые наветы. Во-первых, животы болели далеко не у всех, кто ел грибы. Во-вторых, у некоторых, кто грибы не ел, животы все равно болели. И последнее, самое важное: больше всех в походе животами мучились вегетарианцы. Делайте выводы.

День завершился баней. Баня всех огорчила. Но в качестве компенсации нам пообещали предоставить баню и на следующий день. Бесплатно. В общем, не ясно, что лучше: одна хорошая баня или две, но разные?? Спать легли поздно, несмотря на все предупреждения Евгения Бориславовича.

День четвертый (18 августа). Купол.

Ночью было очень холодно. Жанна и Мишка раскатились в разные от меня стороны, и обогреваться пришлось собственными запасами. Не очень :).

В пять утра ласковый голос Макса стал уговаривать лагерь подняться навстречу утру и солнцу. Проснулись, но сил выползти наружу не было. Миша задал вопрос, который мучил остальных, но не был озвучен. Для чего человек в пять утра выбирается из стеклянной палатки на жгучий холод и прется черте куда и черте зачем. И как он вообще докатился до этой палатки? Вопрос был, конечно, риторический, но каждый искал на него ответ в своей собственной голове. Потом мы медленно вставали, думали варить или не варить кашу. Пока думали, пришел Женя и произнес свои коронные слова: «Еще пять минут, и мы никуда не идем». В итоге - остались без каши :). Но чаю хлебнуть все же успели.

Для меня поход на Купол разбился на две части. Первая часть, это пока мы по камням лезли вверх, была для меня вполне терпимой. Ледяные цветы на ручье, хризантемы из камней – всё было необычным и ярким. И это не смотря на то, что инструктор постоянно мучил нас угрозами: что мы не укладываемся по времени, что успеваем дойти только до домика, и потом нам надо будет сворачивать обратно, и всё в том же духе. Вот так незаметно мы и дошли до этого домика. Там нам встретилась группа, которая шла впереди нас. Сразу после нашего прихода они пошли дальше, на вершину. А мы остановились на небольшой перекус.

После перекуса началась самая интересная часть восхождения. Перед этим Евгений Бориславович напутствовал нас такими словами: «Всё сейчас будет зависеть только от вашей воли. Возьмите её в кулак и идите. Если в один кулак не помещается, возьмите в два. А если и тогда не помещается, то имейте в виду, что все, что осталось, это х..., и значения не имеет». Жанна после такого напутствия решила остаться позагорать, иными словами, начала раздеваться :). А мы двинулись в путь. Начался нескончаемый нудный поход вверх. Все что угодно: лезть, прыгать, карабкаться, но вот так тупо ползти вверх, для меня это было нечто. Очень скоро я отстала почти от всех. Только Лена радовала меня тем, что я могла ее видеть, повернувшись спиной к вершине. Однако, и она сумела меня обогнать на подступах к ней. Идти с каждым шагом становилось все тяжелее. Сначала я делала пятьдесят шагов и останавливалась, потом сорок, тридцать и т.д. Старалась идти след в след. Но это было возможным только до того момента пока возбужденное стадо юных альпинистов с задорными криками, не пронеслось мне навстречу. Естественно, что вся дорога была вспахана и перепахана так, что идти по ней стало на порядок сложнее. Чем выше, тем сильнее стучало в висках, сердце ощущалось где-то в районе горла, а перед глазами иногда появлялись белые снежинки. Несколько раз меня подбадривали те, кто шел навстречу. Однако эмоций уже не было, шла только по инерции. Поднявшись на вершину, ощутила радость скорее от того, что все-таки дошла. Насладиться окружающим величием и красотой в полной мере не давала усталость. Да ну ладно, как-нибудь в другой раз.

Спуск был, конечно же, значительно легче. Но толпы людей, устремившихся на купол, превратили тропу в сплошное грязное месиво (ясно, почему Женя нас так подгонял все утро).

В лагерь приходим после шести вечера, и тут выясняется, что котлы пустые, чая нет и т.д. Оставшиеся в лагере: кто спит, кто занят своими делами, кто болеет. С Интересом ждем Жанну. Жанна приходит... Илья начинает судорожно готовить ужин. Гречки в котел сыпет столько, что ясно – каши у нас сегодня будет ну очень много. Пытаюсь ему хоть чем-то помочь. Но поджарка из колбасы на сале только подливает огонь в вызванные усталостью негативные эмоции. Кто-то не желает есть сало, кто-то колбасу, кто-то гречку, все чем-то недовольны. Ну и я молчать не стала. Я, когда начинаю злиться, становлюсь, как бы это помягче сказать, жутко вредной и упрямой. Те, кто меня хоть чуть-чуть знает, на мои бзыки внимания обращает не больше чем на дождь за окном. Тут же ругаемся почти всерьез. Слава богу, что недолго.

Ближе к бане эмоции утрясаются. Вечером Женя торжественно вручает нам значки альпинистов и удостоверения. Все счастливы. Целительные настои подкрепляют праздник. После Купола, бани и настоев спим как убитые.

День пятый (19 августа). Дорога на Укок.

Утром собираемся и ждем транспорт. Выясняется, что с нами едет Алексей. Все рады. Причем абсолютно искренне. Так как есть люди, к которым сразу испытываешь расположение. Спокойный, сильный и надежный.

Часам к 10 появляется и наша оранжевая «Зверюга». К ней прилагается ее хозяин, Антон. По мне, так очень симпатичный молодой человек. А кто сегодня без своих собственных тараканов в голове? В общем, все складывается замечательно. Кроме маленького нюанса. Творческая душа Жанны не смогла обойти такой соблазнительный для позирования предмет, как капот нашего вездехода. Снимки получились удачными, но вот спуск Жанны на землю, несколько жестковатым. В итоге замотанное до конца похода колено.

Садимся. В салоне места достаточно для всех. Естественно, что Женя с Максом садятся лицом ко всей группе, Ричард с Жанной рядом с ними. Не представляю, что это могло бы быть как-то по-другому. Тогда мы имели бы уже совсем другой поход. Не смеялись бы до слез и судорог, не травили бы всю дорогу байки и анекдоты и т.д. Я бы не узнала, например, зачем русалочке были нужны ноги (я честно, до этого момента думала, что для ходьбы), и как страшно, когда на тебя смотрит ж...

Несколько слов о нашей «Зверюге». В ней есть все. Столик, кнопка связи с водителем и т.д. Правда, этой кнопкой чаще всего служил Макс. И в случае нужды над бескрайней Курайской степь и Пазырыкскими курганами раздавались леденящие душу: «ЖРАААААТЬ, СССААААА...». Впрочем, на что, обычно, следовало спокойное «Щас вот километров через 60 будет хорошая кафешка, там и... остановимся».

В Кош Агаче мы ненадолго задерживаемся. Оформляем документы для пограничников, обедаем (думаю, что животы у некоторых начали болеть с этого самого места), считаем деревья. После двух, сбиваемся со счета :). А еще в Кош Агаче мы капитально затариваемся продуктами, в основном овощами и тушенкой. Тушенку покупаем очень знакомую, нашего Орского мясокомбината. Приятно, что и здесь ее знают и ценят. Так что питание у нас теперь будет и вкусным, и полезным :). Извините, ошибочка, тушенку мы покупали на обратном пути :).

Проехав еще немного, мы оказываемся на заставе. Пограничники смотрят строго, но сверять паспорта с личностями не собираются. Наверное в лом. И опять дорога, пока еще вполне сносная. Женя рассказывает, как предыдущая группа сбилась с пути и потом с трудом нашла дорогу. Да, похоже, ребята тоже весело погуляли.

Ближе к вечеру добираемся до Жумалинских озер. Вдали уже видны домики «Теплого ключа», и там же начинается подъем на перевал. Но это уже завтра.

День шестой (20 августа). Укок.

Утром сначала останавливаемся на Джумалинских источниках. Кажется, Женя с Лешей знают местных старожил и они с нас денег не берут. Кто-то идет купаться в крайний домик, но большая часть в открытый бассейн. Вода кажется сначала прохладной, но к ней очень быстро привыкаешь. Пузырьки радона и прикосновения огромного количества мелких рыбок придают купанию неповторимый колорит. Вода считается лечебной, купаться в ней надо не более 10-15 минут. Время, конечно, никто не засекает, но и долго не засиживается. Переодеваться иду в сторону питьевых источников. Местные сказали, что все они подписаны, какой от какой болезни. Как ни пыталась разглядеть эти надписи – ничего не увидела. Зато вокруг в ручьях полно красивых бусинок (я чуть было не подобрала одну), пуговиц и даже монет. Мне стукнуло в голову бросить туда же и свою пуговицу, для чего пришлось одну срезать с костюма. Теперь правда думаю, а вдруг не в тот источник бросила. Мало ли от чего он был :).

После купания садимся в машину и едем. Начинается перевал Теплый ключ. С нами двое пассажиров, муж и жена. Мы их подбрасываем до перевала, после чего они уже сами должны спуститься вниз. Машина медленно карабкается вверх. Немного страшно от того, что от тебя в этом замкнутом пространстве практически ничего не зависит. Правда, с высоты начинают открываться такие замечательные панорамы, что забываешь вовремя испугаться. На самом перевале останавливаемся. Все разбредаются кто куда. Я разуваюсь и начинаю ходить босиком по снегу. Кайф полный. Прямо на вершине перевала находится маленькое озеро. Ричард уходит фотографировать, предупреждая, чтобы его подобрали на спуске. Двигаемся вниз. Макс сначала теряет Ричарда, а потом ворчит, что как идти – так Ричарда не дождешься, а как ехать – не догонишь. Догнали.

После спуска, по сути дела и начинается плато Укок. Едем вдоль колючей проволоки – это граница. Иногда ее нарушаем. Или так кажется. Слева от нас снежные вершины, а справа - плоская степь с множеством голубых и синих озер. Дорога вся разбита (наверно военным транспортом), но наш вездеход даже не замечает ям и ухабов, а также рек и речушек. Не очень быстро, но зато верно. На самом плато кипит бурная жизнь. В степи видны журавли, суслики и толстые рыжие барсуки. В озерах утки, гуси и прочие плавающие твари. Ближе к снежникам в озерах иногда встречаются белые медведи. Снимаем их издалека. В небе парят коршуны и прочие дятлы. У захоронения «Укокской принцессы» или как ее называет Евгений Бориславович «Соньки – золотой ручки», останавливаемся. По другую сторону колючей проволоки – тоже разрытые могильники. Причем, выглядят они даже солиднее. Интересно, а они наши, или соседские и кто был в них похоронен? Иду дальше. Вокруг и правда, кладбище. Захоронения везде, куда не посмотришь. Почти в центре каждого - барсучьи норы. Трава вокруг захоронений по кругу имеет другой цвет и высоту (интересно, почему?). Между могилами хорошо различимы какие-то линии и фигуры. Может это следы древней цивилизации? К сожалению, позже выяснилось, что эти следы оставили не древние скифы, а местные суслики и барсуки.

Пока я брожу по степи около нашей «Зверюги» останавливается Газ 53, с надписью «Алтай-тур». Наши группы перемешиваются и что-то между собой обсуждают. Как оказалось позже – козни Алтайской принцессы. Я же вижу вдалеке зеленый камень, по форме напоминающий пирамиду с ровными гранями. Хочу идти туда, но меня зовут обратно.

Наконец мы приезжаем. Это место удивляет не только своей красотой, но и каким-то нереальным чувством покоя, бесконечности и вечности одновременно. У Антона День Рожденья. Готовим праздничный торт, Греческий салат и борщ. Вечером долго сидим у костра, разговаривая за жизнь, потребляем целительные настои Макса и слушаем комус Айши. Ричард и Алексей остались сидеть до утра, встречать рассвет. Ричарду пришлось своим телом согревать заледенелую камеру, чтобы все это лиловое и золотое великолепие заснять. Рассвет я тоже застала, так как очень рано выползла из палатки.

День седьмой (21 августа). Укокнутые.

Утро для меня началось с маленького стресса. Мы с Жанной пошли за ближайший пригорочек подумать о вечном. В этот момент я заметила впереди небольшую горку, примерно раза в три выше нашей. Вот тут то мне и пришла в голову мысль забраться на эту гору и полюбоваться с нее на страну голубых озер. Жанна от сего мероприятия отказалась, а я, осторожно обходя болотные кочки, смело пошла навстречу новым, неизведанным доселе ощущениям. Все было замечательным, небо, солнце, горка, но только до того момента пока я на нее не поднялась и не посмотрела назад. Так как я поднималась на горку, значительно превышающую размеры упомянутого выше холмика, то я практически не сомневалась в том, что увижу с нее наш лагерь. Каково же было сначала мое удивление, а потом и просто ужас, когда я лагерь перед собой и не увидела. Десятка два озер, куча пригорков, а лагеря нет. По всем моим представлениям о физике, геометрии, перспективе – я должна была его видеть. Озера вижу, хорошо вижу все их очертания, а лагерь не вижу. Его нет. Тут в моей голове пронеслись все мистические сказки об Укоке, прочитанный дневник путешественников, о том, как они здесь, находясь чуть ли не в прямой видимости, в течение нескольких часов искали друг друга, и прочая ерунда. Остроту впечатлениям придавало и то, что я практически не могла понять, куда мне идти. То есть, направление я приблизительно знала, но в этом направлении было сразу несколько объектов, где мог находиться наш лагерь. В общем, не разбирая дороги, плюхаясь во все лужи и на ходу вспоминая молитвы, я понеслась туда, где, как мне казалось, вероятность нахождения лагеря была наибольшей. Не знаю, что помогло, молитва или моя интуиция, но минут через 10 я увидела Макса, Ричарда и, кажется, Сергея.
- Спирта, - вырвалось у меня практически непроизвольно.
Видя, что меня слегка трясет, мне налили довольно много и отправили спать. Залезла в палатку, а спать не могу. Тут я увидела у Жанны книгу и принялась ее читать. Как нарочно, книга оказалась очень жалостливая и полна той же мистики. Когда я уже обливалась слезами, Жанна отобрала у меня книгу, после чего я вроде бы ненадолго уснула. (Жанночка, не сердись пожалуйста, я прекрасно знаю, что все в этом мире подчинено логике и строгим законам физики, но так иногда хочется верить, что кроме этого существует еще нечто, что делает жизнь человека не сиюминутным бессмысленным мгновением, а нечто большим :)).

А чуть позже мы с Жанной пошли готовить завтрак. Ну разве можно в чем-то отказать мужчине, который приносит тебе кофе в постель :).

После завтрака Лена, Даша, Жанна, Макс, Сергей, Илья, Миша и я решили совершить прогулку по левую сторону озера. Не смотря на то, что было ощущение очень хорошей видимости, каждый новый пригорок открывал совершенно другие, абсолютно неповторимые пейзажи. За нашим озером было еще одно, с островом посередине. Там было очень много птиц. Жанна предложила искупаться, но, зайдя буквально по колено в воду, быстро ретировалась. В озере, скорее всего, было много грязи (конечно же, лечебной :), и создавалось впечатление, что оно пытается тебя засосать. В общем, купание пришлось отложить. На другом конце озера Миша с Ильей тоже хотели поплавать, но не рискнули. Полежав немного на желтовато-красной траве Укока и помечтав каждый о своем, мы вернулись в лагерь. А там колдовал Ричард. Он сегодня целый день шаманил с погодой. Заказывал ее по своему собственному усмотрению: он то нагонял облака, то менял кучевые на перистые и наоборот, опускал их то ниже, то выше, окрашивал в различные цвета. На фотографиях, снятых в этот день явно видно, что облака – это творения рук Ричарда. Народ даже начал беспокоится, как бы он не переборщил с погодой. Однако ему все удалось, все получилось в самый раз, тютелька в тютельку.

Вторая часть дня ознаменовалась походом на гору, которая мне чем-то напоминала дракона. Она находилась несколько левее и чуть впереди от нашего озера. Наверно эта гора имела даже название, но, как всегда, я его не запомнила. После инструктажа Евгения Бориславовича, согласно которому мы должны были вернуться не позже девяти (или восьми?) часов вечера, мы отправились в путь. Так как шел уже пятый час, то двинулись мы в путь сразу, без обеда и даже перекуса. Жанна осталась в лагере готовить ужин, Айша с Лешей избрали свой собственный, им одним ведомый маршрут, Женя, я подозреваю, просто бездельничал, а Алексей ушел на рыбалку. Оставшиеся двинулись в сторону горы. По пути Ричард с Максом решили далеко не ходить, а зависнуть в удобном и красивом месте - ждать заката. Это им удалось. Правда, в какой то момент было ощущение, что они собрались дождаться не только заката, но и рассвета тоже?

Те же, кто пошел на гору, в пути значительно растянулись. Первыми неслись Миша, Даша и Илья. Костя сначала еще пытался идти вместе с ними, но потом отказался от этой затеи. Я же находилась где-то между Костей и Максом с Сергеем. Причем и до них и до Кости было довольно далеко. Наше шествие замыкала Лена. Она вообще никогда никуда не спешила, находясь всегда в полной гармонии с собой и окружающим миром.

Подъем на эту гору представлял собой довольно занятное зрелище. Издали казалось, что гора равномерно и довольно полого поднимается вверх. На самом же деле - короткие подъемы чередовались с очень широкими участками почти плоской поверхности. Казалось, что вот сейчас поднимешься, а там уже и вершина. Ага, поднялся - а перед тобой раз и снова степь. И переться тебе до следующего подъема еще черт знает сколько. И так несколько раз. В общем, тупое шагание по степи в гору (!), отсутствие воды и конфет в моих карманах, а также далеко маячившие впереди фигуры, в том числе и та, с которой сидим в одной ординаторской, привело к тому, что я начала злиться. Причем по мере повышения точки кипения я шла все быстрее и быстрее. Я, конечно же, осознавала, что в собственном разгильдяйстве можно винить только себя. Но оказалось, что винить других было намного легче и приятнее. Это придавало сил и скорости. В общем, на вершину я практически взлетела, обогнав при этом Константина. Миша, конечно же, был рад меня видеть, но не тут было. Совершенно несправедливо что-то ему прошипев, попив воды, насыпав в карманы конфет, полюбовавшись на панораму окружающих гор, как будто парящих в воздухе, я в прекрасном настроении начала спускаться вниз (как будто можно спускаться вверх). Причем спускаться я стала одна. Ничего не могу с собой поделать. Мне иногда просто нравиться идти одной. Когда ты идешь один, твои мысли приходят в гармонию с окружающим миром. Это чем-то напоминает медитацию, хотя сравнение, конечно же, весьма условное. Но как бы там ни было, я ощущала необыкновенный прилив сил и чувствовала себя абсолютно счастливой. Было необыкновенное ощущение, что я знаю точно куда идти, даже не видя лагеря и нашего озера. Как я могла не проверить это? Наверно все выглядит смешным и глупым, но в тот момент у меня было такое чувство, что во мне просыпаются какие-то древние инстинкты, когда не только логика, но и мысли способны менять этот мир. Укок, ну что тут поделаешь?

В общем, в лагерь я вернулась первой. Потом Миша, Даша и Илья с Леной. Последними, уже в полной темноте, возвращались Ричард, Макс, Степан и Сергей (Сергей с Максом все же поднялись на вершину). Заставил поволноваться всех Алексей. Уйдя днем на рыбалку, он вернулся поздно ночью. Где он ходил и чем занимался все это время, так и осталось загадкой :). Рыбу мы не увидели. С его слов, все что ловил, он снова отпускал в реку. Наверно, это такая игра :), для взрослых.

Ночью долго сидим у костра. Смотрим на звезды. Здесь на Алтае ночью небо усеяно такими яркими звездами, что можно смотреть на них до утра. А еще я в телескоп первый раз увидела луну.

День восьмой (22 августа). И снова дорога.

Вот мы и покидаем это необычное, необъяснимо притягательное и, в тоже время, очень суровое место. Погода, несомненно, преподнесла нам очень щедрый подарок. Она баловала нас теплом и солнцем. Предыдущей группе повезло меньше. У них на Укоке вообще выпал снег. Мы же даже смогли искупаться в озере. Хотя ночью, я лично, немного замерзала. Вот поэтому сейчас мы и едем в еще одно очень красивое, но теплое место - долину реки Чулышман.

Дорога обратно, как гласит народная мудрость – это уже совсем другой поход. Женя рассказывает нам про окружающие горы, про вторую по величине вершину горного Алтая (а возможно и первую). Слушать его можно бесконечно. Да и дорога сегодня выглядит значительно более оживленной. Нам навстречу попадается колонна из нескольких камазов. Пограничники готовятся к зиме. Ближе в перевалу большая группа художников рисует заснеженные вершины. А вот уже и перевал Теплый ключ и мы снова на Джумалинских источниках. В бассейне плавает Макс, в одиночестве. Мы с Жанной тоже окунаемся в прохладную воду. Только после этого замечаю, что Макс купается в бассейне целиком, то есть весь :).

Проезжаем заставу. Ураганный ветер чуть было не стал причиной нападения Евгения Бориславовича на пограничника при исполнении тем служебных обязанностей :). В итоге пограничник не захотел даже открывать наши документы. А потом снова едем и едем. В Кош Агаче звоню Галчонку (дочке), у нее сегодня день Рождения. Она в Москве, на практике. Долго с ней болтаем. Обе соскучились. Она даже перезванивает.

Недалеко от Акташа останавливаемся на оборудованной стоянке. Место отличное. Ровная площадка, костровище. Дрова. Готовим ужин. Все замечательно, но наш инструктор не в духе. То ему не тот суп сегодня сварили, то женщина и человек – вещи почти противоположные, то салата не досыпали. Во мне тихо начинает просыпаться тигрица (та, что по гороскопу). От греха подальше ухожу на речку ее успокаивать: спокойно, все хорошо, Женя хороший, он просто сегодня не в духе :)). Вроде бы сработало. Вечером долго сидим у костра и болтаем обо всем на свете.

День девятый (23 августа). Долина реки Чулышман или полное разложение.

Ощущение того, что все скоро закончится, лично на меня действовало ужасно. С утра настроение начало резко падать вниз, и сделать с этим было практически ничего нельзя. Впрочем, одно средство все же имелось. Старое как мир. Вообще я знаю два способа бороться со страшным депресняком. Первый способ – отключить мозги. Второй - экстремальная ситуация. Сплав, прыжок с парашютом и т.д. Вся дурь из головы мигом уносится. Когда вопрос стоит о жизни и смерти, то уже не до страданий.

Что же касается первого способа, то еще в древности многие болезни лечили тем, что отключали сознание. Кто-то из коллег мне рассказывал, как одной больной, измученной на протяжении многих лет жуткой икотой и измучившей всех врачей к которым она обращалась, ввели лошадиную дозу реланиума. После чего она проспала дня два, зато икоту как рукой сняло. Еще более интересный случай рассказали мне родственники моей больной. Один профессор 20 лет назад лечил запущенный случай рака у другой их родственницы. Причем они сами принимали в этом участие. Профессор предложил умирающей женщине вводить седативные препараты, постепенно переходя от более простых и мягких, к очень сильным. Последним препаратом, кажется, был аминозин в очень большой дозе, после которого больная практически впала в медикаментозный сон. Проспав несколько дней, она проснулась, попросила кушать и вскоре пошла на поправку. Понятно, что родственники все могли истолковать по своему или сильно преувеличить, но в самой идее, что-то все-таки было. Когда у человека отключаются мозги, его организм сам может найти выход из сложившейся ситуации. Как отключать, это уже другой вопрос. Рауш-наркоз, как вариант, тоже подходит. Причем о пьянстве здесь речь абсолютно не идет. Оно может только усугубить ситуацию, но никоим образом ее не решить. Другое дело, что алкоголь, в определенной мере очень может способствовать если не полному, то уж частичному выключению того, чем человек, обычно, думает. Или думает, что он думает. Не важно. При этом количество алкоголя особой роли не играет. Можно выпить очень много, но даже не запьянеть. В тоже время, бывают ситуации, когда достаточно одной – двух рюмок, чтобы потом очень смутно помнить происходящее. Это я так туманно и издалека подвожу итог прошедшему дня.

Утром заехали в Акташ. Стратегический запас Макса практически иссяк, что и усугубило ситуацию. Процессы брожения и ферментации в этот день в группе нарастали с угрожающей быстротой, чему весьма способствовал заход Макса и Ричарда в магазин. Как было потом отмечено в бортовом журнале в этот день трезвенников и вегетарианцев в группе практически не осталось.

На перевале Улаганский, те, у кого были камеры, разбрелись за поиском очередных шедевров. Я же сажусь в беседке, рядом с великим духом гор. Мне просто хорошо сидеть рядом с хозяином здешних мест, молчать и думать о чем то о своем.

Потом мы останавливаемся на Пазырыкских курганах. Смотреть там особенно нечего, но мы выходим, чтобы отдать дань истории и прикоснуться, так сказать, к вечности.

А вот, наконец, и перевал Кату Ярык. Три с половиной километра головокружительного серпантина вниз. Спуск с него довольно опасен, поэтому все выходим. Правда, Алексей так прочно вошел в медитацию, что его решили не выгружать. На перевале пробка. Буквально несколько минут назад Камаз слетел с дороги, и только чудо спасло водителей от трагедии. Это чудо было огромным валуном, который и затормозим падающий грузовик. Мы медленно спускаемся вниз, обгоняя упавший грузовик. Водители сидят рядом и все еще находятся в шоковом состоянии. В воздухе просто ощущается напряжение и чувство пережитой опасности.

Спустившись, мы долго ждем наш вездеход, успев при этом не только искупаться в Чулышмане, но и выспаться. Наконец Антон спускается, и мы едем дальше. Останавливаемся на платной стоянке с приличным кафе и замечательной баней. Готовить не стали. У нас сегодня праздничный ужин с шурпой. Пока суть да дело, я сходила к реке. Там на берегу полно облепихи. Немного набрала в чашку для целительных настоев Макса.

Незаметно наступил вечер. Дальше помню какими то отдельными кадрами. Сидим в кафе. Смеемся. О чем-то спорим. Вот сижу рядом с Алексеем. Вот видение – Алекс Алтайский с перебинтованным пальцем. Вот на руках меня несут к нашему костру, туда, где собралась вся наша компания. Почему-то у меня в голове отложилось, что нес меня Сергей, хотя Жанна позже сказала, что это был Макс. Глюки, однако. Вот куда-то мне надо идти, иду, и дальше все.

День десятый (24 августа). Просто день.

Утром просыпаюсь в своей палатке, но почему-то на коврике, в обнимку со спальником. Рядом Жанна и Миша. Все спят. Очень муторно, но от депрессии практически ничего не осталось. Иду к реке, умываюсь и снова ложусь спать. Вскоре слышу, как ребята собираются на Учар. Но вставать нет не только силы, но и воли.

Выползаю когда все ушли. Видя мой душевный дискомфорт, Алексей принимается меня утешать тем, что по сути дела ничего страшного я не сотворила (не успела?). От предложенной рюмки отказываюсь. Спиртное не то что пить, смотреть на него не могу. Попутно обнаруживаю, что я потеряла куртку от Галкиного костюма. Так как на ней была нашивка с ее последней экспедиции, то уже предвкушаю реакцию, которая последует на известие о пропаже куртки. Реакция была уже дома. Хорошо, что мы разговаривали по телефону. Ребенок сказал мне все, что он думает по этому поводу, и был, конечно, абсолютно прав. Вместе с курткой меня покинул мой очередной телефон (шестой за последние два года) и что еще более обидно – мой новый альпинистский значок, который находился в кармане. Со стороны великого Хана Алтая, наверное, это было или наказание за мое недостойное поведение, или мзда за хорошую погоду. (Жанночка, не сердись, я знаю, что это всего лишь плата за мое разгильдяйство :)).

После обеда собираемся идти к реке. Кто на рыбалку, кто собирать камни. Даша рассказала, что год назад они на реке находили много камней с кристалликами граната. У меня просто патологическая любовь к камням. С детства я тащила домой разные булыжники. У меня их дома огромное количество, из самых разных мест. Но тут привозят барана. Выясняется, что кому-то надо варить шурпу. Остаюсь, так как продолжаю заниматься самобичеванием. Ричард, два Алексея, Даша и Айша уходят. Лена спит, она себя неважно чувствует.

После шести возвращается группа с Учара. Все страшно довольные и голодные. Шурпа идет очень хорошо, особенно картошка. Последним она, кажется, уже не достается. Позже Жанна начинает рассказывать мне о моих вчерашних похождениях. Узнаю так много интересного..., что не верю своим ушам. Мне и смешно, с одной стороны и, как бы это выразиться... Да ну ладно. Хорошо, что я ничего этого не помню. Такое ощущение, что все это происходило и не со мной вовсе. А может, оно так и было.

Поздно вечером, уже по темноте слышится крик с реки «Помогииитеее...» Появляется Айша. Рассказывает, что рыбалка задалась и сейчас Алексей пытается провести транспортировку в лагерь не только фототехники но и двух объектов, постоянно и одновременно падающих и не желающих самостоятельно передвигаться. Объектам очень хорошо. Зато Макс, ищущий в продуктовой палатке остатки вчерашней заначки, хмурит брови. Кстати, я только сегодня поняла, зачем Ричард с загадочным видом возвращался в продуктовую палатку. Впрочем, Макс Ричарду готов простить все :).

Вечером по плану у нас шашлык и баня. Мы идем первыми. Баня отличная. И жарко, и горячая вода есть и греется она быстро. После бани Макс приносит нам несколько шампуров с мясом (сырым). Мы что-то пытаемся изобразить. Если бы не Женя и Алексей, то шашлыка мы бы так и не попробовали. Алексей отбирает у нас шампура и сам колдует над их приготовлением.

Немного грустно, но уже так не болит и не царапает на душе.

День одиннадцатый (25 августа). Телецкое озеро.

Утром Даша уезжает. На Телецком озере ее ждет мама с мужем. Многим на грибы идти неохота, поэтому достаточно большая толпа собирается ехать на Телецкое озеро. Я тоже.

Дорога очень красивая. Чулышман с каждым километром становится все шире. Ближе к озеру она сливается с еще одной рекой (названия не помню) и становится просто полноводной. По дороге публика орет во все горло «Из далека долго, течет река Волга…». В общем, весело.

На самом озере достаточно дико, и это не смотря на наличие судов и домиков в пределах видимости. На прибрежных скалах я обнаруживаю какие-то очень красивые цветы. Они стелются розовым ковром и очень приятно пахнут. Миша успел их сфотографировать. На берегу много малины. Правда, поесть ее мы не успеваем, так как надо уже ехать обратно. Сегодня мы должны добраться до Чибита.

Пока мы ездили на озеро, Алексей с Леной потушили мясо. Вкусно необыкновенно. Быстро едим и начинаем собираться. Только уже домой :) .

Обратно через перевал Кату Ярык едем в машине. Мне не по себе, но все проходит гладко. Наверху фотографируемся. Леша показывает уазик, который в этом году улетел с серпантина. Летел метров 70. Весь покорежился. Но 12 человек, которые в нем находились, все остались живы. Пусть в стельку пьяные, но живы. Делайте выводы, господа. Только правильные :).

В Чибите ночуем у старых знакомых. Макс готовит потрясающий плов. Потом баня. Расходиться совсем не хочется. Но завтра ехать домой.

День двенадцатый (26 августа). Крайний.

С утра моросит дождь. Настроение такое же. Утром появляется Алексей. Вчера он отвозил в Актру нашу кухню и мебель, потом вернулся и всю ночь искал нас по деревне.

Прощаемся, но так хочется верить, что мы все сюда еще вернемся. Снова соберемся и будем смотреть на звездное небо, встречать рассветы и закаты. Болтать обо всем на свете. За эти короткие 10 дней я уже как то привыкла к этим ребятам и мне очень жаль расставаться.

Ричард, конечно же, центр нашей маленькой вселенной. Душа художника и хулигана уживаются в нем вполне гармонично. В его голове масса планов, проектов, анекдотов, баек и всего прочего, что притягивает к нему людей.

Макс – поэт. Поэт по жизни. Он творит этот мир, делает его своей игрушкой и щедро делится им с окружающими. С Ричардом они как братья, между ними четко прослеживается если не кровное, то духовное родство.

Мишка, коллега, сосед по ординаторской, просто хороший человек. Да разве будешь приглашать в поход человека, к которому плохо относишься. Мы знакомы уже так долго, что можем позволить себе и посмеяться друг над другом и поругаться и помирится. Его не надо ни о чем просить. Он всегда сам придет на помощь. Иногда его мучают различные сомнения, и он становится грустным.

Сергей очень мало разговаривает. Больше молчит. Но у него такие потрясающие глаза. Очень открытые и добрые. Мне нравится, когда человек может улыбаться одними глазами. Вот у Сергея это очень здорово получается.

Степа, в моем представлении, не умещается в какие-то однозначные определения. Для меня в нем живут как бы два человека. Один скептик, критик, он может ворчать, злиться, даже вспылить. А другой Степа живет в его глазах. Там живет мечтатель и философ и он немного грустный, так как ему, похоже, тоже ведомы сомнения и страсти.

Алексей при первом знакомстве может и испугать. Что дикое и необузданное кипит в его жилах. Но к концу похода я видела в нем уже совершенно другого человека. Здоровый, сильный, но с такими открытыми, немного удивленными и сияющими как у ребенка глазами человек.

Костя эстет, художник, ну что тут еще скажешь. Мир видит через призму своего объектива, причем находится в постоянном поиске очередного шедевра. Чем иногда вызывает у остальной группы желание либо связать его, либо оставить на очередной остановке. Но он организатор сего мероприятия. Без его участия оно бы и не состоялось.

Илья с Дашей нашли не только общий язык, но и общее занятие. Оба занимаются ушу. Они даже чем-то немного похожи. Может быть тем, что у них всегда хорошее настроение, они радуются жизни и стараются проще смотреть на окружающий мир. Всегда с радостью вам помогут, будь то кухня или место в их рюкзаке.

Лена, очень колоритная личность. Чего только стоят ее косички. Очень общительный и легкий человек. Вегетарианка, но несколько условная. Кусочком свежеприготовленного мяса может себя иногда побаловать. Девиз: делаю - что хочется, ем - что нравится, живу – как подсказывает сердце. Очень правильный девиз. И это без всякого второго смысла. К сожалению, далеко не все могут, а многие просто и не хотят себе этого позволить.

Айша. Мне очень нравится этот человек. Она мне чем-то очень близка по духу. Правда ее сдержанности, рассудительности, какой-то чисто восточной мудрости мне явно не хватает. С ней можно делиться секретами. Да и без слов она видит и понимает так много, что остается только этому удивляться.

Жанна, ну как же нам без Жанны. В переводе с греческого Жанна – это звезда. И хотя я все вру и перевода не знаю, но от истины все равно недалека. Есть люди, которые сразу становятся центром, вокруг которого вертятся остальные планеты. А без центра никак нельзя. Яркая, уверенная, излучающая энергию и прочие флюиды. Она и лекарь и пекарь и душа компании.

Антон. Благодаря ему наша дорога была легкой и комфортной. Настоящий сибирский мужик. Про таких, как он, писал свои книги Шукшин и рассказывал Евдокимов.

Алексей. Мы очень рады, что ты был с нами. Честно, иногда просто благодаришь судьбу, что она сводит тебя с людьми, которые с тобой одной крови, которые близки тебе по духу, мыслям, поступкам. Это просто чувствуешь. И слова здесь не нужны.

Ага, а вот и Евгений Бориславович! Ну что тут можно сказать. Язва, каких свет не видывал, вредина и зануда. Кто нас постоянно пинал, подгонял и мучил своими замечаниями? Кто заставлял вставать в 5 утра и переться черте куда и черте зачем. Кто постоянно развлекал себя тем, что до кого-нибудь да докапывался. Всего просто и не перечесть. Но как было бы плохо, если бы тебя с нами не было. И если большинство из нас загорелись мечтой о высоких горах, то это только благодаря тебе. Твой приход в нашу группу не только сразу решил все наши споры о питании, о том кто и что должен делать и сколько, но и позволил из нашей, довольно разношерстной компании сделать что-то, весьма напоминающее единый коллектив. Так что есть довольно большая вероятность того, что и на следующий год мы будем делать тебе нервы, а ты пить нашу кровь. Или наоборот :)).

Автор: Марина Сеньчукова.

 



Jot cannot load because the snippet code version (1.1.4) isn't the same as the snippet included files version (1.1.5). Possible cause is that you updated the jot files in the modx directory but didn't update the snippet code from the manager. The content for the updated snippet code can be found in jot.snippet.txt

(последний раз редактировалось: 5 апреля 2014 в 19:21 )